-->

Прошлые "волхвования" мастеров жанра и их волнующие прозрения о будущем.

Фазы луны, расчет натальной карты он-лайн, календарь лунных дней, астрособытия.

Популярные материалы, рассчитанные на широкую аудиторию и серьезные астрологические исследования.

Публикуемые в нашем издательстве авторы. Краткие биографии, хобби, астрологические достижения авторов.

Величко Феликс

Я и другие знаменитости (астропоиск родственной души)


Увлекательное это занятие — поиск астрологических двойников. Публикуя эту статью Феликса Величко, редакция приглашает читателей отправиться на поиски космических родственных душ. Ждем ваших писем с рассказами о находках и их астрологическим анализом.

Право же, имя мое так долго и часто мелькало перед глазами публики, что я не только считаю совершенно естественным вызванный им интерес, но и готов удовлетворить то крайнее любопытство, которое им возбуждено.

Э.По. "Литературная жизнь Каквас Тама, эсквайра".

***

Недавно попалось мне на глаза высказывание В.В.Жириновского: "Астрологи, к которым я обращался, пришли к выводу, что существует историческая параллель между Лениным и мною. Это доказывает сходство имени, места рождения — в восточной части России, а также расположение звезд во время рождения".* А я чем хуже Владимира Вольфовича, подумалось мне. У нас с М.С.Горбачевым всего 8 дней разницы в датах рождения. Все планеты, кроме Луны, находятся примерно в одних и тех же местах. А моя Луна даже лучше — в Тельце: занимайся своим делом и не лезь, куда не следует! Его же Луна негармонично "сидит" во Льве и подталкивает: лезь на сцену, блистай, стремись к власти! Оба мы в одно и то же время учились в МГУ (он на юридическом, я на химическом факультете), жили в одном и том же общежитии на Стромынке, ели одни и те же шницели в студенческой столовой... Пути наши разошлись наверняка из-за Луны: Горбачев ходил на танцы и там познакомился с Раисой Максимовной, я же танцы презирал как бесполезное времяпрепровождение. Сильно меня допекает точная оппозиция Нептуна с Солнцем ( из Девы в Рыбы) в моей натальной карте. По ее смыслу я способен на яркое прозрение и на глубокое заблуждение, а как их различишь? Так и выходит: думаешь одно, делаешь другое, а получается третье... Ну точь в точь как у Михаила Сергеевича (у него та же оппозиция). Думал ли он, начиная перестройку, что дом наш столь ветхий — чуть ткни и развалится?!

Вот и у Моцарта тоже эта оппозиция, только изо Льва в Водолей. И зачем он порвал с меценатом-архиепископом? Сидел бы у него за пазухой, писал бы по заказу мессы и жил бы себе, если не припеваючи, то вполне сносно. Нет, водолейской свободы творчества ему захотелось, "львиность" не позволяла гнуть спину — подавай ему "Свадьбу Фигаро" и "Дон Жуана"! Ну и помер, бедняга, в нужде, и если бы не его характерно деформированный череп (соединение Плутона с Луной в квадратуре с Ураном — краниостеноз), так бы и не узнали, где он похоронен.

У меня с черепом все в порядке, если не считать астрологической шишки на лбу справа, и судьба Моцарта мне не грозит. Наши с Михаилом Сергеевичем соляры на 1991 год однозначно показывали: в марте нужно уходить со сцены. Я так и сделал. И хотя научная карьера у меня развивалась благополучно — получил звание профессора, предлагали заведовать лабораторией — я в согласии с моим гороскопом (иначе, зачем было изучать астрологию?!) перешел в пенсионеры и успешно реализовался в астрологии. А Михаила Сергеевича Луна во Льве не пустила, и чего он добился? Должность его сама собой растворилась в воздухе, да еще эти неприятности с путчем... А ушел бы вовремя, остался бы национальным героем: вот, мол, я сделал все, что мог; кто может — пусть сделает лучше!

Впрочем, Бог с нею, с политикой! Она меня никогда не привлекала. Моему самолюбию болше льстит астрологически породниться с кем-нибудь из литераторов или ученых. Вот, например, почему мне так нравятся романы Дюма-отца (хотел бы иметь его талант!)? Оказывается, не зря. Мы с Дюма до некоторой степени родня. У обоих Луна в Тельце, ретроградный Нептун поражен оппозицией (у Дюма — с Марсом) и полуквадратом (у меня — с Плутоном, у Дюма — с Ураном). У обоих ретрограгдный Плутон имеет аспект с Солнцем (тут Дюма повезло больше: у него творческий биквинтиль, а у меня всего-навсего полутораквадратура). А главное и он, и я имеем в земном знаке тесное соединение Венеры с Сатурном. Но сколь различно проявление этого нестандартного союза планет!

У Дюма Солнце и Асцендент во Льве вместе с нейтрализующим Сатурн Юпитером помогли ему красиво и непосредственно покорять женские сердца. У меня же эта парочка стоит в Козероге, и всю жизнь Венера плачет и рвется из объятий урезонивающего ее Сатурна. И вот я, бросая украдкой алчущие взоры на красоток, только хлопаю ушами и глазами, в тисках долга и ответственности за свои поступки... Зато оба мы в духе этого соединения всласть отводим душу в литературе: Дюма в блестящем жанре псевдоисторического романа, а я — в рамках популяризации естественнонаучных и астрологических истин: тяжела ты, земля Козерога! Оба мы баловались стихами: Дюма в романтическом стиле своего века, а я — в дидактическом духе Лукреция Кара, только гораздо короче. Вот, посмотрите:

Сомнение

В руках ученого оно
Надежный инструмент,
Сомненью проверять дано
Любой эксперимент.
Но сколь печален тех удел,
Кто чувств прервав полет,
Критерием сердечных дел
Его себе возьмет!

Слова-то какие сатурнианско-козерожьи: инструмент, эксперимент, критерий... Не то что у Дюма:

Кровь и роза (фрагмент)

И сердца кровь на алой розе,
И он, под пулею склонясь,
К ногам ее в смиренной позе
Припал, в любви сквозь смерть клянясь!

Ну и, конечно, в трудолюбии и продуктивности далеко мне до Дюма. А вот по дерзаниям и честолюбивым замыслам не слишком уж далеки мы друг от друга: он всю жизнь стремился в академики — и не успел, а я — таки пролез! Правда, не в главную Академию, а в Международную академию информатизации, но, увидев крупными буквами в удостоверении слово "АКАДЕМИК", кто будет выяснять суть! Но вот что интересно: набравшись наглости, я баллотировался не как химик, а как астролог — беспрецедентный случай в научной практике! По скромности своей не хочу себя сравнивать с великим английским поэтом Мильтоном, тем, что написал "Потерянный Рай". У него то же соединение Венеры с Сатурном в Козероге, но рыхлое: планеты отстоят друг от друга на 10°. Да и ослепнуть раньше времени как-то не хочется!

Вот с кого бы я хотел взять пример, если бы занялся художественной литературой,так это с Марка Твена. Правда, у нас с ним всего-то общего, что ретроградный Юпитер в Раке, но так и хочется взять и переписать "Войну и мир" Толстого в стиле "Приключения Тома Сойера и Гекльберри Финна".

Ну, а как обстоят дела с учеными астрородичами? Жаль, конечно, что у меня с Эйнштейном нет ничего общего, кроме "рыбности". Хоть бы какая-нибудь Веста или там Паллада совпала... нет же! Ну, ничего не поделаешь.

На кого же я в конце концов по складу характера похож? Ну, конечно же, на Кеплера! Асценденты у нас в воздушных знаках. Луна гармонично аспектирована Марсом (у меня секстилем, а у Кеплера тригоном). Козерог подчеркнут: оба мы больше ученые, чем астрологи. Как и Кеплер, я хотя и занимаюсь с удовольствием астрологией, но время от времени ее поругиваю, не всерьез, конечно, а за тенденцию к зауми. И все же я не совсем Кеплер, хотя бы потому, что примеряю себя к разным знаменитостям, а он в своем гороскопе** себя сравнил с собакой. Вот что он писал о себе: "Этот человек обладает во всех отношениях собачьей натурой. Он вполне походит на обыкновенную дворнягу. 1) Телом подвижен, сухощав, хорошо сложен. Ест он то же, что любят собаки: ему доставляет удовольствие обгладывать кости и грызть хлебные корки, он прожорлив и спосо-бен проглотить все, что только попадается ему на глаза. Пьет он мало. Довольствуется самым малым.

2)...Он нетерпелив в общении, и тех, кто имеет обыкновение частенько заглядывать к нему в дом, встречает как собака. Если кому-нибудь случается вызвать у него хотя бы малейшее неудовольствие, то он рычит и приходит в ярость как собака. У него мертвая хватка, он преследует тех, кто плохо делает что-нибудь, и лает. Он кусается, и у него всегда наготове острое словцо. За это многие его ненавидят и стараются избегать, но старшие ценят его, как дорожат хорошей собакой хозяева.

Боится купаться, погружаться в воду и мыться, как собака".

Последняя фраза всецело относится ко мне. Правда, внешне я на Кеплера не похож: у меня нет ни усов, ни бороды, ни густых черных бровей. Но в душе я ощущаю явное сродство с великим астрономом. Пожалуй, на этом и закончим сравнение меня с другими великими людьми. Не правда ли, хорошая эта штука — астрология? Без нее был бы я просто Феликсом Казимировичем, а заглянешь в гороскоп, и появляется у тебя блестящая свита!

Чтобы читатель не подумал, что все сказанное — досужие выдумки, я предоставлю ему самому возможность составить гороскопы упомянутых выше людей и убедиться в существовании черт сходства с моим гороскопом.

Для увеличения нажмите на картинку


* См."Рекламный вестник" 1995,№ 9; журнал "Столи¬ца" № 15, 1995,с. 32.

** См. И.Кеплер. О шестиугольных снежинках. М.: "Наука", 1982, с. 185-186.

Источник: Урания №3-95